15 цитат Геннадия Хазанова, которые задевают за живое

Несколько поколений зрителей знают Геннадия Хазанова и любят его попугая Кешу, улыбаются, вспоминая его студента кулинарного техникума. Хазанов добился всероссийского успеха как пародист и артист разговорного жанра, на его счету десятки ролей в кино и театре. Но, даже уйдя с эстрады, он до сих пор остается любимцем публики.

Для сатиры время всегда. Потому что поводов для нее жизнь предоставляет щедро.

Я вообще не уверен, что тонкая ирония и высококлассный юмор где-нибудь в мире имеют массовую аудиторию.

Я напоминаю себе курицу, которая хлопает крыльями, предупреждая об опасности, но её никто не слышит.

Чуковский пишет: «Вдруг... из маминой... из спальни... кривоногий... и хромой... выбегает..» Вот такая пошлятина. Пародия называется «спальня-выбегальня»: как из маминой из спальни, кривоногий и хромой выбегает вдруг начальник и бежит к себе домой. Вслед за ним плешивый слесарь, почтальон с одной ногой, редкозубый хмырь профессор и вспотевший постовой. Кто-то лезет из под шкафа, кто-то спрятался в матрас и куда же смотрит папа или он уже без глаз?

Чувство юмора отличает человека от животного, потому что осязание, обоняние, зрение, слух — все это общее, а вот чувство юмора — эксклюзивное у человека.

Меня вовсе не интересует смех сытых над голодными. Вот смех голодных над сытыми имеет большую мотивацию с точки зрения гуманизма.

У нас люди объединяются, только когда война! Когда войны нет, они воюют друг с другом.

Мне кажется, что без чувства юмора прожить жизнь иногда тяжелее, чем без зрения и слуха.

Для меня ощущение, что ты знаешь секрет успеха, — серьёзнейший симптом скорой кончины.

Образованность советского зрителя и образованность сегодняшнего, российского, несопоставимы. Согласно статистике, за последние 20 лет в российские театры стало ходить на 20 миллионов человек меньше.

Они расходятся лишь в аграрном вопросе: одни хотят, чтобы в земле лежали другие, и наоборот.

Сатира обладает одним крупнейшим изъяном: она заранее знает, кто виноват.

Если есть жизнь, значит, есть и повод для иронии, шутки.

Вы спросили: желательно ли человеку иметь чувство юмора или обязательно? В двух словах ответ звучит так: желательно обязательно.

Из книги Александра Митты “Кино между адом и раем”

В 80-е годы Геннадий Хазанов гастролировал в Южной Америке в качестве конферансье бригады тогда еще советских звезд эстрады. Железный занавес только что раздвинулся, русские были в диковинку, и пятитысячные залы зимних стадионов и дворцов спорта раскупались полностью заранее.

Хазанов должен был открыть концерт. Естественно, все звезды волнуются. Дома они – как жи-вые боги, публика встречает аплодисментами. Объяви: "Поет КОБЗОН!" – ураган встречает на выходе. А тут на другом конце земли никто о них слыхом не слыхал. Как запряжешь, так и поедешь. Это информационный минимум, который нам надо узнать в экспозиции. И сразу к делу – готовим вспышку интереса: ХАЗАНОВ выучил свой конферанс по-испански. Кроме этих слов, испанского практически не знает.

Следуя выученному тексту, он обращается к аудитории: — Знаете, кто я? Думаете, конферансье? Нет, я выпускник кулинарного техникума… И следом идут репризы, которые на родине всегда вызывали обвалы смеха, водопады хохота. Успех гарантирован. 

Но тут, в далекой Аргентине, он в образе маниакально застенчивого юноши, известном в России каждому, спрашивает своим прославленным дрожащим голосом: – Знаете, кто я?

И из зала кто-то орет: — Педик! Зал оглушительно хохочет. Все с интересом ждут, что ответит ХАЗАНОВ.

Это и есть вспышка интереса. Драматическая ситуация перевернула привычный баланс сил. Судьбу концерта определит ответ ХАЗАНОВА. 

КОБЗОН, который должен петь сразу после ХАЗАНОВА, кричит из-за кулис: — Гена, ответь ему!

ХАЗАНОВ, в надежде, что ситуация как-то сама разрешится и он перепрыгнет через эту брешь, повторяет вопрос. Все промолчат, и концерт привычно покатится по накатанному руслу.

— Знаете, кто я?

— Педик! — повторяет неизвестный. И зал хохочет навзрыд. Оказывается, это у них традиционная шутка.

Мужественный КОБЗОН воспринимает это как плевок в своё лицо. — Ответь ему! — кричит он. — Если ты не ответишь, я не смогу петь! 

Альтернативный фактор заработал. Если ХАЗАНОВ немедленно не ответит, он будет в дерьме не только перед зрителями, но и перед своими. Он должен действовать немедленно. Счетчик времени включен на секунды. Он должен действовать с риском и отвагой, интригуя зрителей. И ХАЗАНОВ прыгает со сцены в зал и решительно идет на голос. Начинается третий этап – прогрессия усложнения. Прогрессия усложнений развивается в несколько шагов, она не позволяет размазать конфликт.  Она напрягает его. Ситуация главного героя должна с каждым шагом ухудшаться. И она ухудшается. На сцене артист король и хозяин положения. Он защищен. Он выше зрителей. А в зале он на равных . Какое на равных! В чужой стране, почти не зная языка и нравов, он никто. Все зависит от его находчивости. Конфликт развивается как импровизация. Публика напряглась – чистый саспенс. Бой быков – любимое развлечение испанцев. На этот раз он обещает быть кровавым.

Пятитысяч-ный зал затаил дыхание, слышно только, как каблуки ХАЗАНОВА стучат по бетонному полу. Остряк все ближе. И ХАЗАНОВ видит, что это здоровенный детина, по виду мясник со скотобойни. И этот мясник сжимает кулаки. Что будет? Драка? Поножовщина? Убийство? Кто знает этих русских из дикой Сибири, с другой стороны земли?! Может, они оскорбление смывают только кровью? Вот это и есть ориентация структуры по направлению к обязательной сцене.

Схватка противников неизбежна. Только обязательная сцена может разрешить конфликт лицом к лицу, лоб в лоб. Цель все ближе. А в голове ХАЗАНОВА никаких идей, только одиноко бьется: "Педик… педик… педик…" И ясно, что зрители идентифицируют себя со своим, а не с приезжим артистом. Пощады не будет. Герою в обязательной сцене надо победить или умереть в прямой схватке с противником. Но шансов на победу почти нет. Что делать?

Оскорбить противника, нарваться на ответный удар, сорвать концерт и попасть в больницу со сломанным носом? Или плюнуть на самолюбие, снять маску и показать зрителям, что он просто артист. Риска нет, но и отваги нет. Это такое же поражение. Оскорблен выпускник кулинарного техникума, все ждут, что он и сразится. Но как? Это кризис: герой должен принять решение – сдаться или бороться с максимальным риском и отвагой.

Герой должен оправдать ожидания зрителей, но совсем не так, как они предполагают.

И герой проходит точку без возврата. XАЗАНОВ доходит до мясника. Вот он почти рядом. Мясник сжал кулаки. Все затаили дыхание. А Хазанов прыгает к мяснику на колени, обнимает его и на весь зал застенчиво и нежно говорит в микрофон в образе своего персонажа: — Надеюсь, ты тоже?

Зал взрывается хохотом и аплодисментами. За кулисами ликуют артисты. Назавтра газеты написали, что ХАЗАНОВ в один миг стал национальным героем. Не говоря о том, что все артисты имели триумфальный успех.

Катастрофа Геннадия Хазанова

Источник